Історія Краматорська
    
Електронний каталог книг

О, ГОРОД, КТО ДАЛ ТЕБЕ ИМЯ?

   Краматорск, пожалуй, единственный в Донбассе город, чье название до сих пор толком так и не разгадано. Над ним уже полвека бьются краеведы, его пытаются объяснить ученые (в том числе с мировым именем), но - увы! - их доводы по-прежнему остаются малоубедительны.

Если закрыть глаза на некоторые несущественные версии, то окажется, что на сегодняшний день печатные источники содержат три принципиально различных толкования названия “Краматорск” или “Краматорская” (так называли железнодорожную полустанцию, положившую начало нашему городу).

Автором первого был местный краевед Н.И.Древетняк. Свою версию происхождения этого названия Николай Иванович обнародовал в 1947 году в книге “Гвардия машиностроителей”. По его утверждению, в районе будущей станции Краматорская в давние времена пролегал чумацкий шлях, и проезжавшие купцы, останавливаясь здесь на отдых, торговали крамом (мелочным товаром). Крамовые торги - так, по словам Н.Древетняка, окрестные жители называли это место. Потом, по мнению краеведа, оно стало первоосновой для названия “Краматорск”. В начале 70-х гг. краматорский историограф уточнит: станция Краматорская “обязана” своим именем исторически сложившемуся здесь названию “Крам на Торе” - якобы так называли место чумацких крамовых торгов у реки Тор (прежнее название р.Казенный Торец).

Вторая версия родом из Алексеево-Дружковки. Школьный учитель географии, кандидат педагогических наук Н.Т.Янко составил “Топонiмiчний словник-довiдник Української РСР”, вышедший в свет в 1973 году, в котором изложил свое видение истоков названия “Краматорск”. По утверждению Николая Янко, в XVIII веке в районе нынешнего города проходил южный рубеж Российской империи. Рубеж, граница - то же, что крома (т. е. кромка, край чего-то), считает автор второй версии. И уверяет, что малопонятное для здешних украинцев слово “крома” в их произношении трансформировалось в слово “крама”, а впоследствии породило ошибочную ассоциацию его со словом “крам” - товар и привело к неправильной трактовке названия “Краматорская”. По мнению же Н.Янко, “топоним “Краматорская” (Кроматорская) произошел от словосочетания “крома Тора” или “крома торская”, то есть рубеж, пересекающий реку Тор”.

Как видим, версии Н.Древетняка и Н.Янко отличаются лишь их толкованиями первой части в названии “Краматорск” (или “Краматорская”, что принципиально одно и то же). Вторую часть оба они, не сговариваясь, связывают с древним названием реки Тор.

Что касается третьей версии, то она была предложена известным краматорским краеведом Владимиром Федоровичем Коцаренко в 1998 году. Данная версия противоречит двум предыдущим, однако ближе к варианту Н.Янко. Самое главное - она впервые стала результатом осмысления архивных документов. Суть ее сводится к следующему.

Согласно документам, земли, окружавшие город Тор (ныне г.Славянск) в XVIII веке, составляли так называемые “торские дачи”. К югу они простирались на добрый десяток верст и в наших местах достигали урочища речки Дальняя Беленькая (ныне р.2-я Беленькая) - где-то здесь проходила их условная граница (предел, крома - согласно Н.Янко). Это послужило автору основанием, чтобы предположить: название, присвоенное в свое время железнодорожной полустанции, отразило, вероятно, в себе историческую особенность данной местности, являвшейся “кромой Торской”, то есть границей “торских дач”, некогда приписанных к городу Тор.

Как и предыдущие версии, эта - тоже всего лишь предположение. И хотя в ней есть своя логика, она, к сожалению, не подкреплена доказательствами в виде старинных документов, которые бы показывали, что название полустанции бытовало и прежде (пусть даже в иной форме) - например, упоминалось в описании расположенных поблизости помещичьих земель или было зафиксировано, скажем, геологами, топографами и т.п. До настоящего времени еще никому не удавалось обнаружить подобный документ. Поэтому не случайно, что поиски истины пролжаются.

Как мы знаем, наследники помещиков Тарановых-Белозеровых, основавших здесь первые поселения еще в XVIII веке, вплоть до Октябрьской революции 1917 года оставались владельцами земельных участков в непосредственной близости от вокзала ст.Краматорская. Кроме того, документальные реликвии, сохраненные потомками торговца Андрея Подгорного, назвали полное имя некоей помещицы Языковой, чей дом в 1917 году большевики вначале облюбовали, потом конфисковали, а уж затем передали в распоряжение первого Краматорского Совета рабочих и крестьянских депутатов.

У самой станции Краматорская находился земельный участок, сданный однажды кем-то из Тарановых-Белозеровых в аренду некоему господину (или госпоже), чья фамилия была - КРАМ. Что это значит? Если в результате исследования выяснится, что этот Крам арендовал в этом месте землю еще до прокладки Курско-Харьково-Азовской железной дороги, то есть до 1868 года (ведь наша выпись не содержит прямого указания, что сдавала его именно Екатерина Яковлевна, владевшая этими землями с 1901 года), то, по логике, вполне вероятно предположение: в основу названия полустанции Краматорская легла, и, очевидно, небезосновательно, фамилия Крам, принадлежавшая здешнему обитателю. И все - не больше и не меньше, а согласно аксиоме: все гениальное - просто. Спасибо торговцу Подгорному за покупку этого земельного участка. Благодаря ему, может, однажды и закончится гадание “на кофейной гуще” по поводу названия “Краматорск”.

Первые школы на территории современного Краматорска были открыты в 1885 году сразу в двух селах - Шабельковка и Беленькое - ныне известных городских поселках. Это были начальные учебные заведения, куда мог пойти учиться и сын пастуха, и дочь сельского богатея. Вопрос об открытии школы для крестьянских детей - недавних крепостных - в Шабельковке впервые, надо полагать, был поднят осенью 1862 года, когда в нашем крае претворялась в жизнь Крестьянская реформа. Произошло это по милости последнего владельца села - помещика штабс-капитана Ивана Афанасьевича Шабельского, сына участника Отечественной войны 1812 года. Сохранилась Уставная грамота, подтверждающая, что 27 октября 1862 года Иван Шабельский подарил сельскому крестьянскому обществу 60 кв. саженей своей усадебной земли с четко оговоренной в документе целью - “под училище”. Не скоро осуществилось благое пожелание потомственного дворянина. Теперь мы точно знаем, что первая школа в селе Шабельковка появилась лишь 23 года спустя.

Сегодня в поселке Шабельковка знают, любят и чтут свою историю. Если вам доведется побывать в здешнем поссовете либо заглянуть в библиотеку им.Т.Г.Шевченко, спросите у сотрудников, где в дореволюционную пору помещалась местная земская школа. Вам обязательно укажут на здание ДК “Юбилейный” - в прошлом школа была в нем. Так вот, старинное село Шабельковка является родиной краматорского светского народного образования, а местная земская школа - самая что ни на есть первая тут, у нас, если хотите - “прабабушка” всех нынешних школ города.

А вот первая церковная появилась в селе Беленькое (ныне пос.Беленькое). В том же 1885-м. Конечно, вначале здесь возвели церковь. В округе, помимо Покровской, существовали еще две церкви. У них был почтительный “возраст”: в Шабельковке Николаевская церковь появилась в 1788 году, в селе Белянское - в 1790-м. Тем не менее первую церковно-приходскую школу (ЦПШ) открыли в селе Беленькое. Не исключено, что этим здешние крестьяне обязаны кому-то из живущих в селе дворян - то ли рода Адамовых, то ли семьи Коршун.

Сведения об этой ЦПШ более чем скромные. Известно, однако, что она так же, как и земская в Шабельковке, была одноклассной 3-годичной. Обучался в ней “1 комплект” учащихся. Ведало Беленьковской школой, очевидно, Изюмское отделение Харьковского епархиального училищного совета. По данным исследователя истории православия на территории Краматорска Н.Б.Овсянниковой, в 1885 году настоятелем Покровской церкви (и благочинным одновременно) являлся священник Федор Любара, а дьяконом при нем состоял Алексей Гаврилов

На рубеже веков у станции Краматорская заметно разросся поселок, чему в значительной мере способствовал появившийся рядом завод Краматорского металлургического Общества. Примерно в это время в Краматорской появляется свое начальное учебное заведение - заводская школа. Первое известное упоминание о ней относится к 1902 году. Осенью 1916 года в поселке, наконец, была открыта и гимназия - тоже частное учебное заведение некоей М.Е.Белинской. Накануне петроградских событий в России в октябре 1917 года в Краматоровке действовали 9 учебных заведений: восемь начальных школ и одна гимназия. По некоторым данным, количество учащихся в них достигало тогда 600 человек.

Впервые приобщить наш провинциальный люд к европейским стандартам попытались в 1896 году. Иностранцы тогда явились в Краматорскую с мирными целями и явным намерением созидать: их задача была строить завод. Процесс приобщения при этом осуществлялся и прямым, и опосредованным способом. Прямым - потому что иноземцы прибыли и поселились здесь, не забыв дома привычную культуру, которая была у них повсюду: на производстве, в быту, на отдыхе. А уж опосредованно ее внедрению содействовал европейский капитал, и прежде всего – немецкий.
Первыми иностранными рабочими, прибывшими в 1897 году на строящийся Краматорский завод, стали несколько столяров (модельщиков) и один литейщик. Это были польские мастеровые. В начале XX века в Краматорскую приезжают немцы, затем - чехи. С каждым годом их становилось все больше и больше. К 1913 году на заводе КМО трудятся 220 служащих (в т.ч. 46 инженеров). Почти каждый 9-й из них – иностранец. Невидимые ниточки, во многом определявшие жизнь в Краматоровке после 1902 года, тянулись из Варшавы. Там размещалась штаб-квартира правления КМО. Некоторых начальников-немцев рабочие откровенно недолюбливали. За высокомерие, строгость и требовательность. Крайне негативные чувства вызывал у рабочих коммерческий директор Эмилий Протце (немец), в чьем доме, известном как “Вилла Протце”, ныне размещается 1-е отделение милиции (это здание, выполненное в псевдоготическом стиле, расположено в Старом городе, позади ДК им. Ленина). Эмилия Эмильевича мастеровые настойчиво требовали уволить с завода. Их желание сбылось, но лишь после октября 1917-го.

По данным переписи, в 1928 году население п.г.т.Краматорская насчитывало 12305 человек, из них немцы - 160 человек. И все-таки ведущую роль в судьбе завода КМО сыграли поляки. Некоторые из них, оказавшись на заре XX века в Краматорской, дали ощутимый толчок развитию нашей истории, и мы по праву должны ими гордиться. Прежде всего, конечно, речь идет о Михаиле Курако и Людовике Гужевском.

Европейцы... Благодаря им уже к 1917 году в облике Краматорской произошло множество перемен. Помимо завода КМОВпервые приобщить наш провинциальный люд к европейским стандартам попытались в 1896 году. Иностранцы тогда явились в Краматорскую с мирными целями и явным намерением созидать: их задача была строить завод. Процесс приобщения при этом осуществлялся и прямым, и опосредованным способом. Прямым - потому что иноземцы прибыли и поселились здесь, не забыв дома привычную культуру, которая была у них повсюду: на производстве, в быту, на отдыхе. А уж опосредованно ее внедрению содействовал европейский капитал, и прежде всего – немецкий.
Первыми иностранными рабочими, прибывшими в 1897 году на строящийся Краматорский завод, стали несколько столяров (модельщиков) и один литейщик. Это были польские мастеровые. В начале XX века в Краматорскую приезжают немцы, затем - чехи. С каждым годом их становилось все больше и больше. К 1913 году на заводе КМО трудятся 220 служащих (в т.ч. 46 инженеров). Почти каждый 9-й из них – иностранец. Невидимые ниточки, во многом определявшие жизнь в Краматоровке после 1902 года, тянулись из Варшавы. Там размещалась штаб-квартира правления КМО. Некоторых начальников-немцев рабочие откровенно недолюбливали. За высокомерие, строгость и требовательность. Крайне негативные чувства вызывал у рабочих коммерческий директор Эмилий Протце (немец), в чьем доме, известном как “Вилла Протце”, ныне размещается 1-е отделение милиции (это здание, выполненное в псевдоготическом стиле, расположено в Старом городе, позади ДК им. Ленина). Эмилия Эмильевича мастеровые настойчиво требовали уволить с завода. Их желание сбылось, но лишь после октября 1917-го.

По данным переписи, в 1928 году население п.г.т.Краматорская насчитывало 12305 человек, из них немцы - 160 человек. И все-таки ведущую роль в судьбе завода КМО сыграли поляки. Некоторые из них, оказавшись на заре XX века в Краматорской, дали ощутимый толчок развитию нашей истории, и мы по праву должны ими гордиться. Прежде всего, конечно, речь идет о Михаиле Курако и Людовике Гужевском.

Европейцы... Благодаря им уже к 1917 году в облике Краматорской произошло множество перемен. Помимо завода КМО, здесь возник построенный бельгийцами цементный завод. За полтора десятка лет население поселка возросло на несколько тысяч человек. В нем появились двух- и трехэтажные дома, большая современная больница, заводская школа, кинотеатр, стадион, электрическая станция и станция междугородной телефонной связи.

В перечне имущества Краматорского завода значились аптека и амбулатория. Указана дата постройки первой краматорской аптеки - 1897 год. Что касается упомянутой амбулатории, то она, хотя и с некоторой оговоркой, но тоже может быть названа первой больницей Краматорска. Год ее открытия тот же - 1897-й. Более современная больница на территории Краматорска появилась, по всей вероятности, не позднее весны 1878 года

Денежное обращение в стране периода первой мировой войны, революции, а затем гражданской было нарушено. По этой причине повсюду стали выпускать местные деньги. Денежные суррогаты печатали города, заводы, шахты, кооперативы, генералы и даже “батьки”. Как это ни удивительно, однако Краматоровка в истории денежного обращения бывшей Российской империи тоже заняла свое особое место.

Осенью 1917 года правление КМО стало весьма остро ощущать дефицит денежной массы для расчетов с рабочими и инженерно-техническим персоналом. И тогда у дирекции созрела идея выпустить временные денежные знаки предприятия, достоинством 1, 3, 5, 10, 25 и 100 рублей. Бумага дензаков КМО имела защиту - водяные знаки. Но что с того? Ведь за ними не было ни грамма золота! Метла времени должна была смести “бланки” навсегда. Но спасибо коллекционерам – сберегли, здесь возник построенный бельгийцами цементный завод. За полтора десятка лет население поселка возросло на несколько тысяч человек. В нем появились двух- и трехэтажные дома, большая современная больница, заводская школа, кинотеатр, стадион, электрическая станция и станция междугородной телефонной связи.

В перечне имущества Краматорского завода значились аптека и амбулатория. Указана дата постройки первой краматорской аптеки - 1897 год. Что касается упомянутой амбулатории, то она, хотя и с некоторой оговоркой, но тоже может быть названа первой больницей Краматорска. Год ее открытия тот же - 1897-й. Более современная больница на территории Краматорска появилась, по всей вероятности, не позднее весны 1878 года

Денежное обращение в стране периода первой мировой войны, революции, а затем гражданской было нарушено. По этой причине повсюду стали выпускать местные деньги. Денежные суррогаты печатали города, заводы, шахты, кооперативы, генералы и даже “батьки”. Как это ни удивительно, однако Краматоровка в истории денежного обращения бывшей Российской империи тоже заняла свое особое место.

Осенью 1917 года правление КМО стало весьма остро ощущать дефицит денежной массы для расчетов с рабочими и инженерно-техническим персоналом. И тогда у дирекции созрела идея выпустить временные денежные знаки предприятия, достоинством 1, 3, 5, 10, 25 и 100 рублей. Бумага дензаков КМО имела защиту - водяные знаки. Но что с того? Ведь за ними не было ни грамма золота! Метла времени должна была смести “бланки” навсегда. Но спасибо коллекционерам – сберегли.

Бахмутский уезд - в соседней губернии крупнейший. И по части подушной продажи “питей” он второй. Однако до юзовского “рекорда” и ему далеко - здесь в 1898 году народ принимал “на грудь” всего лишь 0,88 ведра. Совсем неслучайно в 1900 году в Екатеринославе (ныне г.Днепропетровск) существовал Губернский комитет попечительства о народной трезвости, и возглавлял его сам губернатор - генерал-майор князь Петр Святополк-Мирский.

В декабре 1905 года специальная комиссия рабочих завода КМО закрыла в поселке пивные. В ответ на это местные “босяки” устроили на вокзале беспорядки. После революционной бури все снова стало на свои места. В 1908 году, например, в день выплаты зарплаты рабочие доменного цеха, заручившись разрешением начальства, устраивали выпивку, не покидая пределов предприятия. Часто вслед за этим на заводе вспыхивали драки. Лупили друг друга отчаянно, до крови. А инженерно-технический персонал отдыхал культурно, по-европейски. Как правило, в “Казино”. Разумеется, там тоже наливали. Господ-иностранцев обслуживала сама фрау Шенерштетт. Она баловала своих гостей щедро сдобренной чесноком колбаской собственного приготовления, подавала баварское и чешское пиво.

Часто и густо люди, увлекшись чем-либо или кем-либо, порождают некий миф, в который сами же начинают самозабвенно верить. Ничего не поделаешь - так мы устроены. В конце концов, для многих сказка - спасение. Очевидцев, которые бы помнили события вековой давности в Краматорской, нынче уже не сыскать - столько не живут. Поэтому здешним историкам приходится довольствоваться малым: записанными воспоминаниями старожилов. А такие свидетельства, поверьте, огромная редкость. Возьмем, к примеру, жизнь культурную.

В мае 1901 года в наш поселок прибыл артист Соловьев. Целью его приезда была революционная агитация среди местных рабочих. Для этого Соловьев организовал “на заводе украинский театральный кружок... являвшийся легальным прикрытием для социал-демократической работы...”. В то же время существует прямое доказательство того, что в самом начале XX века в Краматорской актеры играли спектакли. Речь идет об афише за 1902 год. Она хранится в Музее истории города. В ней упоминаются и артист Соловьев, и помещение г-на Лукомского на Базарной площади... 7 сентября 1931 года со страниц газеты “Правда” писатель Максим Горький призвал приступить к составлению и изданию сборников истории фабрик и заводов Союза Советов. Среди предприятий, чью “жизнь и работу”, по мнению писателя, предполагалось осветить, был назван и Краматорский завод. Работу по сбору сведений развернули с размахом. В конечном итоге в нее были вовлечены не менее 4-4,5 тыс. человек. Первое упоминание о театральном кружке в Краматорской относится к 1899 году

К году 1908-му в Краматорской существовали три любительских театральных кружка - один, для элиты, ставил спектакли в “Казино”; другой, для “средней публики”, выступал на подмостках заводского театра-кинематографа “Эра”; третий развлекал поселковые “низы” в доме Уварова.

По свидетельству старожилов, в Краматорской футбольная команда была организована еще в 1909 году. Поле для игры с мячом находилось тогда между полотном железной дороги и жилым домом завода КМО, неподалеку от почты. Идея создать заводскую футбольную команду принадлежала сыну Людовика Гужевского (директора завода). По утверждению Журбенко, Гужевский-младший организовал первую команду и сам же играл в ней правым полузащитником.

По замыслу учредителей, цель Краматорского спортивного общества состояла в содействии развитию и распространению среди его членов “всякого рода спорта, спортивных игр, гимнастики и проч. в виде укрепления и восстановления здоровья”. К чести учредителей, устав общества учитывал и права женщин: его действительными членами могли стать лица обоего пола, достигшие 21 года. Не допускались в КСО учащиеся, нижние чины и юнкера, состоящие на военной службе, а также лица, лишенные прав по решению суда. Финансовые средства Краматорского спортивного общества формировались за счет взносов, добровольных пожертвований, платы разовых гостей, сборов с публичных зрелищ, штрафов и процентов с банковского вклада. Делами общества ведали общее собрание и комитет.

Харьковские чиновники явно не спешили с отправкой утвержденного устава в Краматорскую, очевидно, следуя старой поговорке “Кто понял жизнь, тот не торопится”. Заверенные документы учредители получили только 15 мая. Согласно уставу, с этого момента были официально открыты действия общества. Следовательно, дата 15 мая 1912 года является днем основания Краматорского спортивного общества (по новому стилю - 28 мая).Архивные документы подсказали точную дату рождения краматорского футбола (дворового), в результате чего он “помолодел” на три года. Кроме того, они назвали имя первого капитана нашей первой футбольной команды: им оказался норвежец Нильс Тамбс.

Парк КСО стал самым настоящим стадионом в современном понимании этого слова. Причем это был первый краматорский стадион, построенный в 1912 году. Для особо интересующихся уточню: футбольная площадка Краматорского спортивного общества находилась на месте нынешнего тренировочного поля в парке им.Ленина, рядом со стадионом СК “Прапор” ОАО “СКМЗ”. Для удобства прохода к парку КСО со стороны станции и Заводского поселка (ныне - пос. Старо-Почтовый) - в том же году через Казенный Торец построили специальный мост. Ходили по нему только в дни тренировок или футбольных матчей, когда в Краматоровку приезжали команды из соседних поселков или городов: Юзовки, Бахмута, Луганска, Славянска, Константиновки.

Вот таким оказался первый спортивный год в истории дореволюционной Краматоровки. В тот же год вся Россия узнала о спортивной жизни в нашем поселке. Об этом побеспокоилась редакция журнала “Русский Спорт”. Он известил читателей, что 17 июня 1912 года в Краматоровке состоялись состязания в беге на 100, 400 и 800 метров. Эту дату, пожалуй, следует считать днем рождения легкой атлетики в нашем городе. Помимо этого, краматорчане могут гордиться еще одним фактом: в начале ХХ века свое шествие по Донецкому краю большой теннис начал именно с Краматоровки и Юзовки. Об этом “Русский Спорт” сообщил в декабре 1912 года.

Создание КСО положило начало спортивной жизни не только в нашем поселке, но и, в известной степени, стимулировало ее развитие в целом по краю. Весной 1913 года в соседней Константиновке состоялось объединение обществ, подобных КСО, в футбол-лигу Донбасса. Заслуга создания Лиги принадлежала лидеру Краматорского спортивного общества Карлу Вюрфелю, а председателем ее стал представитель Дружковки - некий Дрейман. Благодаря этому обстоятельству имя “объединителя” Вюрфеля заслуженно вписано в историю спорта Донецкой области.

История – интересная вещь. К сожалению, жизнь дореволюционной Краматоровки не подвигла кого-то из тогдашних писак на создание, скажем, эпохального романа или скромной повести, которые исчерпывающе ответили бы на вопрос, что же представляли собой сам поселок, его заводы и здешние обитатели. Прежде грозящее Краматоровке забвение, к счастью, предотвратили мастера фотокамеры, жившие здесь в начале XX века.

В поселке, пожалуй, не было квартиры или дома, где на стене в одной из комнат не висела бы фотография в темной деревянной рамке. Провожали в армию новобранца - шли к фотографу, венчались - по пути из церкви к нему же. Случался юбилей, товарищи по цеху желали подарить начальнику на память снимок - причин сниматься было много. Так кто же первым стал изготовлять в поселке фотопортреты краматорчан?

В разные годы досоветского периода в поселке профессионально работали три фотографа. Судя по весьма скудным данным, первым краматорским фотографом-профи был некто В.Лисовский.

Не менее загадочна и личность Яна (Ивана) Яковлевича Порука - еще одного краматорского фотографа дооктябрьской поры. Ян был родом из Крауклинской волости Венденского уезда Лифляндской губернии. Лютеранин. В 1904 году он уже являлся жителем Краматорской. Работал служащим в доменном цехе завода КМО, а кроме того - увлекался фотографией. Истинным профессионалом-фотографом можно назвать и Ивана Анисимовича Семикозенко. Популярность его фотоателье среди краматорчан была несомненна.

Сегодня Краматорск - это 758 улиц и переулков. А начинался будущий город с одной-единственной маленькой улочки, которую местные патриоты, похоже, в шутку назвали Большой. Незадолго до революции она была уже Триумфальной, а чуть позже стала улицей Луначарского. На карте нашего города, пожалуй, осталось менее десятка названий улиц, донесших до нас реальный отпечаток его давней истории. Старейшее наше село Белянское (в его бывшем центре стоит сейчас гастроном “Весна”) в плане имело форму креста: дома здесь теснились вдоль двух дорог - одна вела прямо в Бахмут, другая - в Мариуполь, к морю. Всего две улицы были в Белянском. В 1868 году вдоль Мариупольского шляха проложат первую в Донбассе “железку”, название “Мариупольская дорога” применительно к сельской улице забудется, и уже в XX веке ее нарекут Краматорской.

Поселок Шабельковка. Здесь по левую сторону от р.Маячки в старину существовали как бы два края, а по сути - две улицы. Одну называли Матущина, другую - Панкратовка . Первую прозвали так из-за того, что там у шабельковцев рождались преимущественно девчата. Панкратовка же славилась хлопцами да гончарами. Последний, кто помнил об этом, был старожил Шабельковки Тимофей Панкратьевич Садовой.

Настоящими отголосками прошлого в старой части поселка Ивановка являются названия улиц Нижняя и Верхняя. Происхождение этих названий объясняется простой, что называется, географией: Нижняя - потому что находится в долине речки Бычок, а Верхняя, понятно, на склоне, уровнем выше. Нынешняя Петровка еще в 20-е гг. XX века оставалась деревней Петровской. Свое название она получила благодаря уже знакомому нам помещику Петру Таранову-Белозерову. Улица Белянская - первая улица в бывшем сельце: с нее оно начиналось. Следует заметить, что само название “Белянское” происходит от названия речки Дальняя Беленькая (ныне - 2-я Беленькая), которую в XVIII веке здешние поселенцы называли не иначе как Белянкой. Отсюда происходит название села и сельца Белянских. Заметьте, названию свыше 200 лет!

В первой пол. XIX века в здешних окрестностях помещик коллежский секретарь Яков Николаевич Абаза основал сельцо Веселое. В конце 50-х гг. у него было свыше 1000 десятин земли и 34 души крепостных крестьян. Впоследствии жители окрестили свое селение Абазовкой, и это название бытует в народе до сих пор. Абазовка давно находится в черте города и является юго-восточной окраиной Нового Света. Ульяновки теперь нет и впомине, а в прежних поселках лишь кое-где сохранились старые дома. Уцелело только старое название улицы Почтовой. Оно тоже со “стажем”, ему без малого -- добрая сотня лет. Ушедшие времена прекрасно помнит переулок Тихий - бывшая окраина здешнего Языковского поселка. Название “Тихий” закрепилось за переулком очень давно и совсем неслучайно. Дело в том, что когда-то рядом с ним находилось самое первое Краматорское кладбище. На нем и покоятся все тайны и трагедии поселка второй пол. XIX века. 

         За сторінками книги відомого краєзнавця Донбасу Володимира Федоровича Коцаренка "Краматорская быль". 

        Коцаренко В. Ф. вже більше 20 років займається вивченням історії рідного краю. Він - член Всеукраїнського Товариства краєзнавців. На сторінках регіональних газет та журналів постійно публікуються його статті та нариси краєзнавчої тематики. Крім того, Володимир Федорович являється співавтором книги “Малоизвестные страницы истории города Краматорска” (Краматорск, 1998), автором книг “Краматорск: забытые страницы истории” (Краматорск, 1999) та "Краматорская быль" (Краматорск, 2002). Коцаренко В. Ф. - лауреат літературної премії ім. В. Шутова Донецького обласного Фонду культури (1990). 

[наверх]    [на головну]

Розробка та підтримка сайту ServerGroup
Copyright @ 2006-2017,  Краматорська центральна міська бібліотека для дітей ім. Пушкіна